С кровавыми клочьями вырванное из свежего трупа мясо приятно хрустело на гнилых зубах ходячего мертвеца, которому подфартило первым обнаружить жертву несчастного случая. Пытавшегося спастись от бушующего повсюду хаоса мужчину в расцвете лет избавил от страданий чудесным образом на него свалившийся кусок арматуры, и теперь этот бедняга преспокойно лежал и предоставлял свой органический материал страждущему зомби. Что за мысли крутились в полуразложившемся мозгу сего трагичного существа? Осознавал ли он, какую услугу ему оказывает невольная жертва строительного мусора и как он ей, то бишь ему, был обязан? Как бы то ни было, перемещавшегося короткими перебежками от укрытия к укрытию человека в униформе асфальтоукладчика одолевали гораздо более тривиальные думы. Ему просто очень хотелось остаться в живых. Услышав характерные звуки, он достал из широких штанин грозного вида ствол и медленно приблизился к пирующему мертвяку. Убедившись, что оный полностью сосредоточен на приёме пищи, честный труженик уселся на опрокинутый мусорный бак и закурил – разрядить обойму в мерзкого гада он всегда успеет, а пока следовало определиться, чего делать дальше. Но взбудораженное сознание никак не хотело концентрироваться на том, на чём должно, заместо этого генерируя совершенно бредовые мысли и образы. Физически обессиленный и морально истощённый, один из немногих остававшихся на этой стороне бытия, человек сей не придумал ничего лучше, как обратиться с пространной речью к своему естественному врагу.

 

— Жрёшь, сволочь!! Люди гибнут, а ты тут втихаря жрёшь!!

 

Но зомби напрочь игнорировал словесные выпады изо всех сил старавшегося не сойти с ума страдальца. Он как раз добрался до внутренних органов и со всей присущей ходячим мертвецам манерностью смаковал печень.

 

— Молчишь, значит… И правильно делаешь, что молчишь — что ты можешь на такое сказать-то?!

 

В ответ донеслось лишь методичное хрумканье.

 

— Вот я и говорю – нечего! Нет тебе оправдания, всем вам, тварям, нет, и этому поганому миру тоже! Собственно, что изменилось с этой так называемой биологической катастрофой? Да ничего, по сути! Что вы, паразиты, раньше сидели да думали только, как бы пузо набить за счёт рабочего класса, так и щас. И чуть что – с радостью готовы друг дружке горло перегрызть. От это ваша характерная черта – всего вашего социального строя. Что, стало быть, главное и основное – удовлетворить потребности себя, любимого, а вокруг да пускай хоть пропадёт всё!

 

— У-у-у-у-у-у-у…

— Чё мычишь? Неправду, что ли, говорю, или ошибаюсь где? Вот ты жрёшь этого товарища – а ты ваще думал, не возражает ли он против того, чтоб его вот так вот жрали? У него может дома жена, детишки, им может хотелось бы его по-человечески похоронить. А ты… эх… Прав, прав был Маркс, когда писал, что…

— У-у-у-у-у!

— Ты слышь, ты на Маркса не гони! Маркс, он поумнее тебя, кровососа, будет, и к тому же всегда думал о народе. Вот ты – думаешь о народе? Ну есесно, что думаешь – когда кушать хочется, ага! А Маркс – он не таков, он…

 

С шарканьем и хлюпаньем зомби стал приподниматься, единовременно с этим медленно разворачиваясь в сторону собеседника. Собеседнику это не понравилось.

 

— Куда намылился, гад? Мной, небось, таперича подзакусить хочешь? А вот фигу!

 

Продемонстрировав зомбяку соответствующий жест, представитель пролетариата всадил ему пулю в область пуза и закрепил успех мощным ударом с плеча.

 

— Лежать! Лежать, кому говорю!! Вот так… Мне и без твоих тут выкрутасов, знаешь ли, тошно! Тебе-то хорошо – у тебя никаких забот, одно только на уме, и умирать тебе не жалко – ты и так уже фактически мёртвый. А вот мне – мне тяжко. Ты хоть представляешь, как мне тяжко, а? А?!

 

Мужик разгорячился и стал ходить взад-вперёд по слабо освещённому переулку, размахивая пистолетом.

 

— Я, между прочим, в детстве мечтал быть космонавтом, ну или там на худой конец разведчиком. А получилось так, что всю сознательную жизнь я укладывал чёртов асфальт. Ну вот скажи мне, где тут справедливость? Правильно, нету в жизни справедливости, ни капельки нету! И счастья тоже нет! И ваще скоро по ходу одни только проклятые зомби останутся! Но я не сдамся, вопреки всему я выберусь из этого кровавого ада, я всем покажу..! Да-а…

 

Он немного успокоился, закурил новую сигарету и обратил взор на распростёртого на земле мертвяка.

 

— Вот такой вот расклад. Что скажешь по поводу всего этого? Или опять будешь в молчанку играть?

 

Мертвяк как ни в чём не бывало встал, отряхнул свои лохмотья и произнёс на удивление ясным и осмысленным голосом:

 

— Скажу, что вы, сударь, находитесь в глубочайшем анусе.

 

И бодрым шагом удалился прочь, оставив воинственного асфальтоукладчика ошарашено пялиться ему вслед.


Автор:

Baphomet

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.