Бумажная история

Нынешнее поколение приставок уходит в прошлое. Оглядываясь на славные дни, проведённые за GameCube, я могу подытожить: несмотря ни на что, Paper Mario: The Thousand-Year Door – один из самых масштабных проектов для этой консоли. Его не забудут.

В далёкие восьмидесятые о ролевых играх с участием Марио можно было только мечтать. Сам в своё время расстраивался, играя в Super Mario Bros. 3 – такой красивый, просторный мир, а «поселили» туда обычный платформер. Моей мечте было суждено сбыться: сначала на SNES вышла Super Mario RPG, затем на Nintendo 64 – первая игра серии Paper Mario, на GBA – Mario & Luigi: Superstar Saga, после чего появилась тема нашей статьи. Вселенные Сигерю Миямото отвечают требованиям жанра, они продуманы до мелочей, самобытны и живы. RPG – не платформеры, которые можно штамповать, слегка изменяя уровни. Каждая новая ролевая игра должна иметь продолжительный сюжет, интересную боевую систему, чётко просчитанный баланс и колоритных персонажей. «Ролевуха» от разработчика консоли априори имеет значимость.

Вселенная, в которой проходит действие, нарочито «искусственная». Все персонажи плоские, словно сделаны из бумаги, а за сражениями, происходящими на сцене театра, наблюдают эмоциональные зрители. Изначально «несуществующий» мир, который мы наблюдаем в экране телевизора, сам признаётся в своей «фальшивости», одновременно претендуя на логичность происходящих событий. Условность в условности – умные дяденьки назвали бы это «концептуальным постмодернизмом». «Бумажность» героев здесь не просто для красоты, она предусмотрена сценарием – время от времени Марио получает различные навыки, вроде превращения в самолётик. Обретение этих полезных свойств оформлено как нападение призрака, дрожащими буквами колдующего проклятия: «Теперь ты способен проникать сквозь решётки! Это ужасное бремя, ты с ним ещё намучаешься! Муа-ха-ха-ха-ха!» А на первой локации есть большая и красивая… Виселица. Вообще, игра удивительно цинична. Разыскивая пропавшего отца одного из партийцев, герои натыкаются на скелет. Сын дрожащим голосом читает предсмертную записку и оплакивает родственника, но вдруг понимает, что это был не его папа – всем смеяться! У меня насилие на экране всегда вызывало гомерический хохот, а дети… Пусть привыкают. Nintendo не признаёт полумер, и в чём-то она совершенно права: если издеваться над геймерами, так не сворачивать на полпути! Зрители во время сражений могут разочарованно уйти из зала или запустить в Марио чем-либо, а ведь они сами такие же плоские, как и прочие обитатели этого мира. «Театр одного актёра» или «кошмар общества зрелища»?

Если вы знакомы с представителями жанра beat’em’up, то наверняка помните вид «сбоку и немножечко сверху» – здесь почти то же самое. «Бумажность», плоскость героев намеренно подчёркивается, демонстративно выставляется как одна из главных изюминок. Как ни странно, графике это идёт лишь на пользу. Многие визуальные находки настолько нестандартны, что не сразу можно понять, какими путями они были реализованы. Это заставляет вспомнить те далекие времена, когда мы не знали, что такое «спрайт», «пиксель» и «полигон», а игры казались нам чем-то волшебным, нерукотворным. Изображение максимально чёткое, насыщенное красками – небо и земля по сравнению с Disgaea, кишащей мутными спрайтами, но тоже использующей двухмерность как «фишку». Знатоки уверяют, что технически в Paper Mario нет ничего сложного, но рядом с ней меркнут все остальные приключения культового героя, угловато вздыхая своими нелепыми полигонами. Прекрасный пример, как можно достичь высот, располагая малыми средствами.

Бои здесь, как в большинстве японских ролевых игр – команда «наших» против нескольких монстров, все по очереди атакуют друг друга. Вовремя нажимая на кнопки, можно усиливать свои атаки и блокировать вражеские. Эти «аркадные элементы» призваны взбодрить игрока в поединках со слабыми оппонентами и помочь в сражениях с более сильными. Случайных битв нет, но от этого не легче – если неприятели захотят достать вас, они это сделают. Действующим компаньоном Марио, выходящим на поле брани, может быть лишь один партиец, что ограничивает свободу, но разнообразит тактику. Боссы, как и во всех других играх жанра, красавцы – большие, страшные, занимающие чуть ли не весь экран, требующие немного геймерской хитрости. Мир просторен, вмещает в себя долгое приключение, полное событий, неожиданных встреч, интересных разговоров, секретов. В кое-какие места вы будете возвращаться и, благодаря приобретённым умениям, открывать их с новых сторон. Как утверждал любимый старина Борхес, все сюжеты делятся на четыре вида: о поиске сокровищ, осаде крепости, возвращении домой и самоубийстве Бога. Paper Mario относится к первому варианту, в центре внимания – таинственный клад, искомый не только итальянским водопроводчиком. Вы станете также наблюдать за судьбой других действующих лиц пьесы: только что вы были в шкуре принцессы, а теперь и вовсе – Баузер. Впрочем, сейчас я расскажу о партийцах подробнее (надо же о чём-то рассказывать).

 

Mario

Всё понятно. Следующий!

 

Goombella

Студентка, занимающаяся поиском клада под руководством своего профессора и наставника. Появляется на второй минуте игры, скрываясь от легиона «дружинников». Выступает в качестве справочника, обо всём расскажет и выразит свое мнение.

 

Koops

Он присоединится тогда, когда Марио будет проходить мимо черепашьей деревни. Обычный типаж – робкий юноша, грезящий приключениями и мечтающий доказать своей девушке, что он не трус. Конечно, мы ещё понаблюдаем его взросление и развитие, насколько это возможно. Методы борьбы у него весьма черепашьи – крепкий панцирь пробьет не одну преграду.

 

Madame Flurrie

Облачный дух или джинн женского пола. Бывшая актриса. Немного капризна. Чтобы присоединить к партии, потребуется отвоевать её любимое ожерелье. Может находить секреты, таящиеся на других слоях бумажного мира. Призрак оперы, не иначе.

 

Yoshi

Он и в Африке Йоши. Ездовой дракончик для Марио. Появляется из яйца, дозволено выбрать ему цвет и назвать любым именем. На Йоши можно кататься, да и в бою он незаменим.

 

Vivian

«Теневая сирена» (Shadow Siren), сеющая хаос вместе с двумя сёстрами и получающая от Марио по головке. Самая забитая злодейка в своей команде – рано или поздно, она перейдёт на сторону света. Если вы в восторге от розовых щёчек и витых кудряшек сей замогильной красавицы, то спешу разочаровать вас – в японской версии это женоподобный мальчик! Таких зовут «бисёненами» – как видите, они добрались и до мира Марио.

 

Admiral Bobbery

Предмет поклонения фанатов Nintendo – Bob-omb, морской волк старой закалки. Голыми руками такого не возьмешь. Даже если кажется, что он геройски погиб в бою, всё может оказаться намного сложнее. Большой спец по взрывам. Имеет трагичную предысторию – его жена пала жертвой странной болезни, когда он был в плавании…

 

И, всё-таки… Понятие «оригинальность» может уравнять что угодно – истеричных личностей и отчуждённых «ботаников», провальные поделки и неплохие, но несвоевременно появившиеся вещи. «Оригинальность» – плохое слово. Стороннему наблюдателю безразлично, некачественный продукт или просто «не такой, как все». Бессмысленно давать оценку игре, если она неинтересна этому миру. Какой от неё толк, кроме того, что Nintendo просто нравится издавать такое? Одному мальчику «просто нравились» конфеты, пока он не зачесал себя до смерти. Игра стала обузой, оторванной от реальности, порочащей деловую репутацию своего издателя. Игра плохая, она просто вредная. И хорошо ещё, что мы не ставим оценки.


Автор:

Александр «Alexman» Сергеевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.